Как дела, подружки? Я Оксана, мне 35. Если к вашим заботам прибавились мастопатия и ПМС, значит нам по пути! Присоединяйтесь, и обсудим вместе, как бороться с этими неприятностями!




Консультацию ведет
Травина
Марина Львовна


заведующая отделением
консультативно-диагностического
центра НЦЗД, к.м.н.,
практикующий врач-маммолог (рентгенолог, онколог).

Комментарий
специалиста



« В отношении молочных желез ранняя диагностика особенно важна, поскольку дает возможность применить в случае патологии наименее травмирующий способ лечения. Например, выявленная вовремя мастопатия, прекрасно поддается терапии с помощью растительного негормонального препарата Мастодинон®, что позволяет избежать более агрессивных методов воздействия и бережет женское здоровье. В отношении же онкологии ранняя диагностика — самый надежный способ контроля и профилактики. Регулярно обследуйтесь и оставайтесь здоровыми! »

Серия 12: Не надо бояться динозавров

Вы когда-нибудь мечтали быть похожими на актрису? Я вот мечтала… и домечталась. То есть, кинозвездой, как Анжелина Джоли, я не стала, но кое-что общее, оказывается, у нас есть. К сожалению, это не слава, не миллионы долларов, не обожание всех мужчин вокруг, и даже не Брэд Питт. Наше «кое-что общее» гораздо менее привлекательно — это опасная наследственность: рак молочных желез по женской линии. Так что мы обе входим в группу риска. А еще в нашу группу входит моя подруга Света, у которой тоже с генетикой не в порядке. Звонит она мне недавно (Света, а не Анжелина) и говорит:

— Слышала, что Джоли сделала?

— Конечно, слышала! Во всех новостях передают. Мастэктомию!

— Ой, — волнуется Светка, — если уж она, со своими возможностями, настолько рака груди боится, то может нам тоже это… того… для профилактики.

— Свет, — отвечаю, — я понимаю, когда девушки делают прическу как у кинозвезды или платье покупают, но по чужому примеру грудь резать… по-моему, это слишком.

— Надо оценить свои шансы, — продолжает Светка,  — какова вероятность, что у нас все не кончится той же мастэ… как ее там, только после долгого мучительного лечения?

— Все-таки отрезать грудь для профилактики — это, мягко говоря, слишком радикально, тебе не кажется?  Ведь даже при генетической предрасположенности шансы 50 на 50.

— Ну, шансы бывают разные…

— Шансы, — говорю, — это для медицинской статистики, а для конкретного человека вероятность всегда простая: либо да, либо нет. Как в том анекдоте про блондинку и шанс встретить динозавра. Или ты его встречаешь, или не встречаешь.

— То есть, рискуют вообще все?

— По большому счету, да, — говорю, — причем мы с тобой еще не в худшем положении, так как знаем о своей наследственности, о проблемах с грудью, поэтому регулярно проверяемся.

— А другие могут не знать…

— Вот именно, и обнаружить серьезное заболевание уже на поздней стадии, — говорю я. — Поэтому всем женщинам надо раз в год, а некоторым и раз в полгода, посещать маммолога, а также ежемесячно проводить самообследование. Это и есть профилактика, которая может выявить проблемы, пока они не стали слишком большими.

— Выходит, что даже нам, с нашей наследственностью, паниковать не стоит, — рассуждает Света— Паниковать вообще никогда не стоит, потому что единственный надежный метод — это ранняя диагностика, а лечить доброкачественных заболеваний молочных желез, которые встречаются намного чаще, как у нас с тобой, лучше всего, фитотерапией. По этому поводу мне мой врач говорит: «нет ничего гармоничнее для женского естества, чем натуральные растительные средства!»

— То есть, если жить в ладу с природой и держать ситуацию под контролем, — добавляет Света, — то никакой «динозавр» нам не страшен?

— Вот видишь, подруга — говорю я, — это даже блондинкам понятно..

 

 Читать:
 

 

Нужна ли регулярная диагностика груди?