Здравствуйте! Меня зовут Алла Петровна. Скоро мне 50, и я столкнулась с первыми признаками климакса. Но я не собираюсь сдаваться! Давайте поговорим, как оставаться молодой и энергичной в зрелом возрасте.




Консультацию ведет
Травина
Марина Львовна


заведующая отделением
консультативно-диагностического
центра НЦЗД, к.м.н.,
практикующий врач-маммолог (рентгенолог, онколог).

Комментарий
специалиста



« На данном этапе лечения действительно ощущаются первые результаты. Но ни в коем случае не прекращайте курс терапии. Для закрепления положительного эффекта нужно не менее 3-х месяцев приема Климадинона®. »

Серия 4: Сердце мое

Забавно, но перед встречей с Вовочкой,  то есть, с Владимиром Георгиевичем, я ощущала себя чуть ли не на 17 лет. Не знаю, то ли фитотерапия так подействовала, то ли воспоминания нахлынули… Видно, не зря говорят: когда встречаешься с кем-то из прошлого, оказываешься ровно там, где вы расстались. Вот и я почувствовала себя отличницей с первой парты, которая была неравнодушна к одному хулигану. Правда, тот хулиган все время себя вел по-дурацки. Может, сейчас поумнел?

То есть, Владимир Георгиевич поумнел, конечно. На это недвусмысленно намекала табличка на двери его кабинета. Но, минут через 5 общения с генеральным директором банка «ИнвестПроектКапитал» я поняла, что на самом деле Вовка-двоечник не сильно изменился. Все та же хитрая улыбка, те же шуточки. А из школы он ушел, не потому что его отчислили, как мы все думали, а потому, что его папа был военным, и Вовочка вместе со своей семьей уехал в ГДР. После падения Берлинской стены он вернулся в Россию и занялся бизнесом. Ну, и самое главное я тоже узнала, — сейчас он в разводе, и у него есть дочка, ровесница моей.

Кстати, не зря я его шуточки вспомнила. Видимо моя персона напомнила ему весь его школьный репертуар. Пододвигает он мне стул в ресторане:

— Не бойся, — смеется, — Аллочка, тут клеем не намазано.

— Да уж, — отвечаю, — до сих пор помню, как ты меня к стулу в 9 классе приклеил. Я встаю к доске, а стул вместе со мной.

— Ха, — говорит он, — а помнишь, как я тебе мышь в портфель засунул? И как ты потом верещала и на парту лезла? Вот умора была!

— Да уж, надеюсь, ты на этот раз мне в сумочку ничего не подкинул?

— А как я тебе перед физкультурой лыжи специальной мазью натер, и ты на них кататься не могла, все время к снегу прилипала?

— Тоже твоя работа?

— А то!

— Ладно, Володь, — говорю, — но ведь было же и другое. Я вот помню, как ты мне помогал со 2-го этажа через окно вылезти, когда меня какой-то гад в кабинете биологии запер. До сих пор помню все эти скелеты и жаб в банках. Вот я страху-то там натерпелась.

— Ну да, — говорит Вовчик, — только, честно говоря, этим гадом, который тебя запер, тоже был я.

— То есть, ты сам меня запер, а потом помог вылезти? Но зачем?

— Чтобы помочь вылезти! Очень было смешно, как ты по пожарной лестнице спускалась.

— Слушай, — говорю, — чего же ты меня так не любил-то?

— Да ты что! Как же не любил? Именно, что любил, только у меня смелости на большее, чем на мышей, не хватало… к тому же я был двоечник и хулиган, а ты отличница, староста класса.

— Да уж, — думаю про себя, — положение изменилось. Сколько раз я приводила Вовку-двоечника в пример своей дочке, как не надо вести себя в школе, и что за это бывает… а оказалось, вот оно что бывает… банкирами становятся!

— Знаешь что, — продолжает Вовочка, он же Владимир Георгиевич, — у нас тут намечается благотворительный вечер, пойдешь со мной? Обещаю на этот раз вести себя прилично, — и подмигивает.

И тут чувствую, сердце у меня забилось как после стометровки, и прямо в жар бросило! Не знаю, что со мной такое, может все-таки лекарство не до конца подействовало?

 Читать:
 

 

Что почувствовала Алла?